Душевный рассказ «Мечта»

Мой брат принес домой новенький собачий ошейник, пахнущий кожей и с магазинной биркой.
— Так, — сразу все поняла мама. — Этого не будет никогда! — строго сказала она. — Собаки еще только в нашем доме не хватало!

Брат молча прошел в комнату и повесил ошейник над своей кроватью. Получилось здорово.

— Где ты взял деньги? — спросил папа.
— Накопил, — уклончиво объяснил брат. — Три месяца откладывал помаленьку…
— Понятно, — развел руками папа. — Значит, наш младший сын уже три месяца мечтает о собаке.
— Я тоже мечтаю! Я тоже мечтаю о собаке! — встрял в разговор и я. — Уже целую неделю мечтаю! Даже нет, восемь дней!

Это была неправда. О собаке я мечтал всю свою жизнь, с самого рождения. Но ведь не я же, втайне собирая деньги, которые родители дают на завтраки в школе и всякие другие пустяки, купил в конце концов великолепный новенький ошейник из желтой кожи и с заклепками. Я не мог обидеть моего брата и потому сказал всего про восемь дней!

— Мечтать не вредно, — согласилась мама.

Потом мы, как всегда, делали с братом уроки. Он свои, чепуховые, за третий класс, а я — серьезные, на сложение простых дробей. И время от времени поднимали головы от тетрадок и поглядывали на собачий ошейник, который висел над кроватью брата.

— В прошлом месяце было тридцать дней? — вдруг начал вспоминать я. — Нет, тридцать один! Значит, завтра будет девяносто три дня, как ты мечтаешь о собаке!

Брат мой в ответ угрюмо засопел.

— А если к твоим дням прибавить девять моих, то получится сто два дня несбыточной мечты! — подсчитал я.
— Да уж, — печально вздохнул наш папа. Он сидел в кресле с газетой и все слышал.
— Несбыточные мечты… — повторил папа мои слова. — Такого не бывает. Если мечта правильная, она обязательно сбудется.

А в субботу наш папа куда-то надолго ушел с утра. Вернулся и сразу же позвал всех нас в прихожую.

— Вот… — сказал папа смущенно, когда мы собрались. — Я сложил три числа, и получилось, что мы мечтали об одном и том же тридцать четыре года, три месяца и одиннадцать дней… Это по состоянию на сегодняшнее утро!

Сказав так, папа осторожно распахнул пальто и вытащил из-за пазухи серого лохматого щенка с черными сверкающими глазенками.

Мы с братом онемели и остолбенели до такой степени, что даже не закричали «ура».

Наша мама как-то странно посмотрела на папу. Он так и продолжал стоять в распахнутом пальто, прижимая щенка к груди.

— Прибавь еще двадцать семь лет… к мечте, — вдруг изменившимся голосом попросила мама.
— Нет, пожалуй, двадцать восемь!…

Мама открыла шкаф и достала из самой его глубины запрятанную когда-то синюю собачью миску.

Автор: Георгиев Сергей Г.

Он бежал 143 дня, пока не умер.

Движение – Это жизнь? Наверное. Медицина нас агитирует бегать, чтобы избежать проблем со здоровьем. Но бежать для того, чтобы умереть.… Или все-таки, не это было причиной смертельного марафона?

В июле 1980 года Терри Фокс бежал 143 дня. В конце пути он нашел… смерть.У Фокса была ничем непримечательная биография. Родился в Канаде. Занимался баскетболом, мечтал стать учителем физкультуры. После школы подал документы в университет. Однако хочешь рассмешить Бога – расскажи ему о своих планах.

В 1977 году Терри почувствовал боль в правой ноге. Оказался рак кости. Ногой пришлось пожертвовать. Отныне для юноши больницы, лекарства, облучение, боли, химиотерапия, окружающие умирающие люди, отсутствие конечности и т.д. — стали частью мучительного существования. В 17 лет трудно с таким мириться. Но вот с далеко идущими спортивными планами Терри не распрощался. По меньшей мере, частично ему удалось претворить их в жизнь и самому стать частью истории.

Через 3 года атлет принял решение предпринять марафон от океана до океана. Своей целью он поставил сбор пожертвований на исследование онкологических болезней. Он хотел, чтобы каждый канадец скинулся по доллару.

Даже большинству здоровых людей справиться с такой дистанцией не под силу, что уж говорить о человеке без ноги. Но Терри тренировался больше года ежедневно. 

Итак, «Марафон надежды» стартовал 12 апреля 1980 года. Свою единственную здоровую ногу Фокс символически окунул в Атлантический океан в провинции Ньюфаундленд. Второй раз он собирался это сделать по окончании забега в Тихом океане в Ванкувере. 

Несмотря на протез, молодой человек пробегал ежедневно марафонскую дистанцию – 42 км. Болезнь постоянно давала о себе знать, ион уже терял силы. Но цель, человеческая поддержка и сила воли двигали его вперед. Несмотря на слабую поддержку в СМИ, люди делали пожертвования. 

Через 5 месяцев забега, марафонца одолели метастазы, ион вынужден был прекратить бег 1 сентября в провинции Онтарио. 

На счету Терри Фокса 143 дня беспрерывного бега, 5 373 преодоленных километров, более 24 миллионов собранных долларов. Парень совсем немного не дожил до своего 23-летия. Но своей цели он достиг. 24 миллиона канадца скинулись по доллару. Теперь не только в Канаде, но еще в 50-ти странах каждый год проводят благотворительные забеги имени Терри Фокса. Как и мечтал мужественный молодой человек, собранные средства идут на изучение онкологических заболеваний. Ныне Фонд Терри Фокса собрал более 360 миллионов долларов.

P.S. Как говорил Доктор Хаус:«Не умирать надо достойно, а жить». Короткая жизнь этого юноши, несомненно, была достойной. И кудрявый парень в окровавленных шортах надолго остался в памяти людей, а его человеческий подвиг— в сердцах миллионов.

Рассказ Карма

Рассказ о том, что наши поступки действительно имеют значение.

Анна Валерьевна умерла достаточно спокойно. Инсульт произошел во сне, и потому проснулась она уже не у себя в кровати, а в просторной комнате с множеством других людей, как и она, ожидавших увидеть нечто иное. Потолкавшись среди народу и выяснив что к чему и где, Анна Валерьевна протиснулась к большому справочному бюро, которое сначала направило ее обратно в очередь, потом на выход и только с третьего подхода (к вящему удовлетворению Анны Валерьевны, ибо и не таких бюрократов штурмом брали) операционист удосужился пробить ее по базе данных и сообщил:

— Вот распечатка кармы, третий кабинет направо за левым углом – получите комплектацию. Потом подойдете. Следующий.

Анна Валерьевна послушно взяла распечатку, ничего в ней не поняла и проследовала в указанном направлении.

— Карму давайте! – Анна Валерьевна подпрыгнула от неожиданности.
— К-карму?
— А вы можете дать что-то еще? – цинично поинтересовались за стойкой и буквально вырвали из рук Анны Валерьевны распечатку. – Так, карма у вас, скажем прямо, не ахти. Много с такой не навоюешь.
— Я не хочу воевать – испуганно пролепетала Анна.
— Все вы так говорите, — отмахнулись от нее и продолжили, — на ваше количество набранных баллов вы можете купить 138 земных лет человеческой жизни, 200 лет птичьей или лет 300 в виде дерева или камня. Советую камнем. Деревья, бывает, рубят.
— Сто тридцать восемь… — начала было Анна Валерьевна, но ее опять перебили.
— Именно сто тридцать восемь лет стандартной и ничем не примечательной жизни, заурядной внешности и без каких-либо необычностей.
— А если с необычностями?… Это я так, на всякий случай… уточняю…
— Ну, выбирайте сами. Необычностей много. Талант – 40 лет жизни, богатство – в зависимости от размера, брак, честно вам скажу, полжизни гробит. Дети лет по 15 отнимают… Вот вы детей хотите?
— Нет… то есть да… двоих… нет, троих…
— Вы уж определитесь.
— Брак, троих детей, талант, богатство и чтобы по миру путешествовать! – на едином дыхании выпалила Анна Валерьевна, лихорадочно вспоминая чего ей еще не хватало в той жизни, — и красоту!
— Губа не дура! – хмыкнули из-за прилавка, — а теперь, уважаемая Анна Валерьевна, давайте посчитаем. Брак – это 64 года, остается 64. Трое детей – еще минус 45. Остается 19. Талант, допустим, не мирового масштаба, так, регионального, ну лет 20. А богатство лет 20 минимум. Лучше надо было предыдущую жизнь жить, недонабрали лет.
— А вот… — прикусила губу Анна Валерьевна, — если ничего…
— А если ничего, то 138 лет проживете одна в тесной квартирке, достаточной для одного человека и при здоровом образе жизни в следующий раз хватит на побольше лет – отбрили Анну Валерьевну.
— И ничего нельзя сделать?
— Ну почему же? – смягчились за прилавком, — можем организовать вам трудное детство – тогда высвободится лет 10. Можно брак сделать поздним – тогда он не полжизни отхватит. Если развод – еще кредит появится, а если муж сатрап, то авось и талант мирового масштаба сможем укомплетовать.
— Да это же грабеж…
— Свекровь-самодурка карму неплохо очищает, — проигнорировали ее возмущение и продолжили, — можно вам добавить пьяного акушера и инвалидность с детства. А если пожелаете…
— Не пожелаю! – Анна Валерьевна попыталась взять в свои руки контроль над ситуацией, — Мне, пожалуйста, двоих детей, брак лет этак на 40 по текущему курсу, талант пусть региональный будет, ну и богатство чтобы путешествовать, не больше.
— Все? Красоты вам не отсыпать? У вас еще 50 лет осталось… нет? Тогда комплектую… — девушка за прилавком достала кружку и стала высыпать в нее порошки разных цветов, приговаривая себе под нос: «брак сорокалетний, есть, дети – две штуки есть, талант… талант… вот пожалуй так, деньги… сюда, а остальное от мужа еще… Все!»

Анна Валерьевна недоверчиво покосилась на полулитровую кружку, заполненную цветным песком, которую ей протянули из-за прилавка.
— А если, скажем, я талант не использую, я дольше проживу?
— Как вы проживете – это ваши проблемы. Заказ я вам упаковала, разбавите с водой и выпьете. Товары упакованы, возврату и обмену не подлежат! Если вы пальто купите и носить не будете – это уже ваши проблемы.
— А…
— Счет-фактура вам, уверяю, не пригодится.
— А…
— Да что вы все «А» да «А»! судьбу вы себе выбрали, предпосылки мы вам намешали, все остальное в ваших руках. Кулер за углом. Следующий!

Последнее, что успела подумать Анна Валерьевна перед собственными родами, было: «Вот вроде все с моего ведома и разрешения, а такое ощущение, что меня все-таки обдурили». Хотя нет, мимолетной искрой у нее в мозгу успела пронестись мысль о том, что ей интересно, как ее назовут.

Автор:  Алиса Пермякова 

Наверх